Последний ЁЁ – подражание Стругацким

Отрывки неизвестного дневника, найденного случайно в 2095 году.

«Стояли звери около двери,
Они стучали – их не пускали,
В них стреляли – они умирали!»
(Детская считалочка)

комитет по контролю за качеством

Я Мак Сим по прозвищу Максим. Я работаю в широко известной организации КАЧКОМ – комитет по контролю за качеством.

Мой шеф Степан Леонидович Онуприенко по прозвищу СЛОН или Экселенц уже давно возглавляет эту организацию.

Я никогда не писал дневников, пока не попал в переплет с НЕЙ. ОНА возникла из-за НЕГО, из-за последнего ЁЁ. Это было ужасно. И я решил написать и оставить сей дневник в назидание потомкам.

Люди, будьте бдительны! Берегите количество, не допускайте качество!!!

Начало

Без четверти четыре мой грамфон сыграл марш «Прощание славянки». Так жестоко мог поступить только Экселенц. Я помешкал секунд пять и даже не промахнулся мимо кнопки Ответить. Про голосовой ответ я, честно говоря, в данную секунду просто забыл.

– Немедленно ко мне! – экран погас…

Через 15 минут я мчался по полупустой Москве с неизбежными ночными пробками. Вот, наконец, и наш КАЧКОМ. Еще 2 минуты на проверку пропуска, сканирование сетчатки глаза, визуальный осмотр зашитого за подкладку шелкового платка с золотым тиснением «НЕТ КАЧЕСТВУ!», – и я предстал перед СЛОНом.

Он, не глядя на меня, подвинул ко мне старинную папку, завязанную тесьмой «на бантик», на которой красовалась надпись «Сверх секретно. Сжечь перед прочтением. Это про НЕЕ!»:

– Час на прочтение. Два на поиски ЕГО. Через три часа ко мне на доклад! – в этом был весь Экселенс, немногословен, конкретен, в общем, как и положено человеку от количества. Мы всегда им восхищались в нашем КАЧКОМе, и как могли, брали пример.

Честно говоря, я впервые встретился с таким уровнем секретности. Я даже чуть было не сжег папку, как велела надпись на ее обложке.

Но тут я вспомнил, что такой уровень секретности был введен в нашем КАЧКОМе в день его создания, 1 апреля 2017 года, когда началась борьба не на жизнь, а на смерть количества и качества. И это был лишь уровень секретности, но никак не руководство к действию!

Итак, папка открыта. На первом же листе красовался краткий рапорт от руки:

«СЛОНу от Агента 007. ОН вспомнил. Вспомнил, несмотря на глубокое ментоскопирование, которому ОН подвергся еще в 2017 году. Я это понял, когда ОН заговорил про критерии и составляющие критериев. А уж, как только ОН заикнулся про области оценки, мне стало ясно, что это конец. Задержать ЕГО не удалось. Ждите его, возможно, внутри Объекта М. Дата, время, подпись». Время стояло – 30 минут назад, то есть СЛОН меня сразу и разбудил, получив эту записку!

М-да. Кто-то что-то вспомнил, а мне в 4 утра вскакивать и мчаться черт знает куда, прямо на работу…

Так-так-так, а что это такое «Объект М»? Посмотрим в нашей базе данных… нет данных, странно, лишь отметка, что уровень допуска недостаточен для получения информации.

Тогда заглянем в Википедию, Гугл нам в помощь: итак «Объект М» – на языке секретных разработок КАЧКОМа – это «Музей несбывшихся надежд человечества». Отлично, уже кое-что ясно. Наша контора что-то прячет в этом музее, а некто ОН хочет ее оттуда стырить. Уже неплохо. За 10 минут из 60-и, отведенных на чтение, неплохое представление о том, что надо делать!

Далее на половину толщины папки лежало некое «Экспертное заключение предприятия СР-798». Так, посмотрим в самый конец: подпись «ОН»! Так, понятно – это ЕГО прямая речь.

Почитаем: «Нет информации о …», «Нет сведений о …», «В отчете не приведены данные о…». Как-то, ну куда ни кинь взгляд, ну ничего у них там не приведено, не показано, не понятно.

Что за чушь такая?! Кстати, каждый раздел этого опуса озаглавлен «Критерий такой-то», «Составляющая критерия такая-то». Ужас! Я вспомнил, что слова «критерий» и «составляющая критерия» были упомянуты в докладной записке Агента 007. Но почему эти слова столь запретны?!

И тут я вдруг понял, что слегка прикоснулся к какой-то великой тайне, к тайне неких Критериев… Интересно, для меня это чем закончится?!

Все, времени больше нет на прочтение, экспертное заключение ЕГО заняло у меня все 47 минут, на одном дыхании.

Следующие два часа, отведенные на поиск бессмысленны, раз я так и не разобрался кто ОН такой! Что ж, и в нашей работе бывают проколы. Пойду к СЛОНу, пусть отправляет на овощебазу, в колхоз или на стройку!

экспертное заключение

Продолжение

Стоя под дверью кабинета Экселенца, я раздумывал, как войти и что сказать. Войти можно строевым шагом с песней, а можно вкатиться так полу-боком. Опять же можно сразу сказать, что совсем тупой, и не разобрался в тайнах Критериев.

Или же намекнуть так слегка, что не учите Вы молодежь, не даете им элементарных представлений о Критериях, и тем самым не позволяете им качественно выполнить поставленную задачу. Хотя, конечно, только за одно упоминание про «качественное выполнение» в стенах нашего заведения меня, наверное, ждет не колхоз или стройка, а полноценная отставка!

В задумчивости я приоткрыл дверь, и замер. То, что я услышал из-за приоткрытой двери, заставило меня дышать через раз.

Говорили двое. Наш Экселенц, ядри его так растак, и некто второй, которого наш Экселенц иногда называл Гуру, иногда Антиколичество, иногда просто никак, а лишь скрипел зубами.

– И ты мне хочешь сказать, что мы напрасно потеряли 30 лет, пряча за семью замками Критерии и саму ЁЁ? – почти кричал Экселенц.
– Конечно, ты сам признаешься, что Вы есть шайка взбесившихся идиотов, которые прячут от человечества неоценимые возможности Качества!

– Ты даже не понимаешь, насколько мы правы в своих действиях – не унимался наш Экселенц. – Что будет с человечеством, если оно снова вместо хрустящих купюр Количества вспомнит про бестелесное Качество, измеряемое с Вашей подачи, да-да, с Вашей подачи, уважаемый и ненавистный мною Гуру, в неких баллах при помощи немощных и бедных Експертов ЁЁ.

– Да ты настолько уже ошалел от своих запретительных мыслей,– начал заводиться Гуру – что даже в тиши своего секретного кабинета не решаешься произнести давно забытое слово «Модель», продолжая твердить ЁЁ – ЁЁ. Хотя бы здесь сам от себя бы не прятался!

– Да, я боюсь ЁЁ, – отвечал, вспылив ее больше СЛОН, – потому что мне из-за ЁЁ вот уже 30 лет нет покоя. Я сплю и вижу во сне всегда один и тот же сон, как возвращаются эксперты, как они берут в руки Модель совершенства, как они начинают снова оценивать предприятия. И количество отходит на второй план! Хрустящие купюры количества, где Вы?! – и с этой мыслью я просыпаюсь, весь в поту!

Экселенц продолжал, последовательно сводя на нет все доводы этого Антиколичественника Гуру:

– А ведь мы достигли совершенства, измеряя качество количеством. Не ты ли говорил давным-давно, что качество – это измеренное количество? Да, это твои слова, и ты не отопрешься, у нас тут в КАЧКОМе все ходы записаны. Но только мы, только КАЧКОМ, смогли реализовать это на практике. Только мы научились измерять качество количеством купюр. Только мы!!! А Вы так и остались теоретиками от Качества! А ведь все так просто: чем больше ценят предприятие потребители, тем больше у него денежных купюр. И значит, чем сильнее шелест купюр, тем выше качество и совершенство!!! Куда Вам, присвоившим себе титулы Гуру, додуматься до такой простоты, с вашим-то сложнейшим для понимания ЁЁ?!

– Вот видишь, за своим количеством ты даже забыл, что твое прозвище «Экселенц» появилось благодаря этой Модели. Модель совершенства, экселенц-модель! И вообще, прекрати ее называть ЁЁ, иначе я не посмотрю на твой возраст и встряхну тебя как следует за твои грудки! – я мысленно представил себе как кто бы там ни был, пусть даже Гуру, пытается встряхнуть за грудки нашего Экселенца, которого боялись все, даже мы, супер подготовленные агенты по борьбе с Качеством.

На мое удивление Экселенц даже не огрызнулся, хотя мог бы, наверное, отправить этого выскочку в нокаут одним взглядом.

Он лишь вздохнул и уже спокойным голосом спросил:
– Ты ЕГО видел?
– Конечно, – гордо ответил Антиколичественник. – ОН первым делом пришел ко мне. Не к тебе же ЕМУ идти?!

Экселенц и тут не возразил ничего этому хаму. А лишь еще тише, как змея прошипел:
– И ты, конечно, ЕМУ сказал, где мы храним ЁЁ?!

Ни минуты не задумываясь, Гуру ответил так, как никогда нельзя отвечать Экселенцу, задорно и самоуверенно:
– ЕМУ даже не надо было задавать мне этот вопрос. Я ЕМУ сразу же, сразу после ЕГО представления, рассказал во всех подробностях, где КАЧКОМ прячет ЁЁ – последнюю Модель Совершенства!

Гуру еще не закончил фразу, а мой грамфон уже заиграл «Марш славянки». Идиот, надо было выключить звук, но кто бы мог подумать, что я решусь подслушивать под дверью кабинета моего незабвенного шефа!

Ничего не оставалось, как войти в кабинет с идиотским видом, будто звонок шефа меня застал в момент пересечения моей левой ноги порога кабинета шефа. А Вы так можете?!

Конец

– Быстро, в музей! – скороговоркой произнес шеф, – надеюсь, ты все слышал?!

Я не успел ответить, даже не успел подумать, говорить правду, или кривляться снова. Не успел не потому, что у меня плохая реакция, сотрудников с плохой реакцией в нашу контору не берут.

Наоборот, меня подвела моя реакция. В то самое мгновенье, когда я уже готовился соврать, я боковым зрением увидел, что Экселенц вынимает из заднего кармана брюк свой револьвер, свой Бульдог.

Я остолбенел, слегка открыв рот, из которого не успело вырваться заготовленное вранье про телепатию и предвидение, родившееся исключительно благодаря мудрому руководству шефа.

Экселенц и револьвер были всегда отдельно, и возникали вместе лишь тогда, когда Экселенц собирался убить кого-то, кто выступает против Количества! Такого поворота я не ожидал. Жуть, иначе не скажешь!
– Ты идешь через южный вход, – вдогонку гаркнул мне СЛОН.

Далее, ноги в руки, мозг отдыхает, задействованы только органы чувств. Вход в музей Несбыточных Надежд, солнце ранним утром, конечно, на юге, значит это юг! Замок. Кто последний раз видел замок – я не видел! Зал Кампанеллы, теперь влево! Зал Соцреализма, теперь прямо…

Я не успел (надо было все-таки с юга заходить), треснул сухой выстрел, запахло гарью. Я буквально влетел в Зал Качества и замер на месте.

Посреди зала на полу лежала маленькая зеленая книжечка – ОНА, Модель, я узнал ее шестым чувством! Она была слегка и небрежно прикрыта платком, конечно, это сделал Экселенц, чтобы предупредить его, последнего Эксперта, об опасности. Все-таки гуманный у меня шеф!

Но ОН не заметил этой опасности. И теперь, уже умирая, ОН из последних сил пытался доползти до Модели, чтобы заглянуть внутрь ЁЁ. Вот этого-то как раз Экселенц и не мог допустить, ни за что! Ибо не знал, что станет с миром после этого, когда последний ОН узнает, что внутри ЁЁ! А вдруг шелест купюр станет слабее? А что если вообще о Количестве забудут, и снова станут на путь качества?!

Я нагнулся к НЕМУ, ОН что-то шептал. Я постарался разобрать, надеясь узнать напоследок ЕГО тайну. Но это была лишь детская считалка:
– …в них стреляли, они умирали… в них стреляли, они умирали…

И тут совершенно некстати оказавшаяся в зале директриса музея пронзительно закричала…

Другие статьи:

1. Сонм в  зимнем апреле

2. Как низвести экспертов Конкурса (практическое пособие)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Об управлении офлайн-бизнесом
Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: